Стратегия 2030

Концепции и программы долгосрочного развития России. Информационно-аналитический и дискуссионный портал

Проблемно-тематический контент направления – с участием ведущих российских и зарубежных ученых и экспертов:

За 2013-2015 гг. социально-экономическая ситуация в России существенно изменилась - экономика России вошла в рецессию, секторальные санкции западных стран усилили негативные тенденции.Такая ситуация вызывает серьезные вопросы. В чем фундаментальные причины таких процессов? С какими социальными и экономическими вызовами России предстоит столкнуться в ближайшие годы? Каковы основные направления структурной перестройки, механизмы и инструменты стимулирования экономического роста, источники и локомотивы роста? Какая должна быть денежно-кредитная, бюджетно-налоговая, инвестиционная и антимонопольная политика, политика импортозамещения для решения актуальных социально-экономических задач? Каковы сроки кардинальной смены экономической модели России? Какой будет цена такой смены?

Ответы на эти вопросы являются, очевидно, дискуссионными, зачастую, и прямо противоположными. Однако в современной сложной и неопределенной ситуации необходима широкомасштабная дискуссия по этим вопросам и формирование, насколько это возможно, консолидированного подхода по тактике и стратегии социально-экономического развития России. Именно такой подходдолжен найти свое выражение в разрабатывемой в настоящее время Правительством России Стратегии социально-экономического развития России до 2030 г., которая должна быть направлена на кардинальное изменение сложившейся ситуации. Сложности в разработке стратегии, возникшие в текущих кризисных условиях, не должны препятствовать заключению нового стратегического общественного договора, который и должен стать основой Стратегии 2030.

Преодоление структурных диспропорций, эффективность инвестиций и экономический рост требуют слаженной работы государственных и корпоративных структур всех уровней на основе системы стратегических планов - в рамках Стратегии 2030. Такая система должна включать не только региональные и отраслевые стратегические планы, но и планы по обеспечению оптимального сочетания предприятий различных размеров и форм собственности - крупного, среднего и малого бизнеса, включая их транснациональный уровень. Необходимо завершение в 2016 г., как минимум, концептуальных подходов к разработке Стратегии 2030, усиливающих роль стратегического планирования (реализация Закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации») для скорейшего запуска механизмов и инструментов экономического роста в России.

Эффективность и приемлемые для страны темпы экономического развития (для России – не менее 6-7% ) во многом зависят от адекватности экономической политики, выстраиваемой на достаточно точных оценках и прогнозах мировой и локальной, прежде всего - российской экономики. Между тем, мировой, в том числе российский опыт последних - кризисных лет показал всю сложность прогнозирования начала и окончания кризисов в экономике, их переломных точек – от роста к спаду и обратно. В ходе мирового экономического кризиса 2007-2008 гг. экономические ведомства России, включая Банк России, многократно (во многом – наугад) меняли прогнозы, повторяющие, как правило, прогнозы таких крупных глобальных структур, как Национального бюро экономических исследований (НБЭИ) и Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Такая ситуация свидетельствует об отсутствии у финансово-экономических ведомств России видения общей картины мировой и российской экономики, о потере реальных ориентиров для анализа и прогнозирования экономических процессов по всему спектру проблем. А именно - в отношении курса рубля, цен на экспортные товары, прежде всего – на нефть, а также вывоза капитала, инфляции, доходов и расходов государства – особенно, с 2014-2015 гг. Такая дезориентация отражается не только на противоречивости оценок и прогнозов этих ведомств, но и приводит ко многим управленческим ошибкам и социально-экономическим потерям. Очевидно, что сохранение такой дезориентации и противоречивости не позволит выработать адекватную концепцию и собственно Стратегию 2030, включая программы – планы социально-экономического развития.

Одна из причин этого – зависимость экономики России от внешнего спроса на сырье и мировых трендов, формируемых мировыми экономическими центрами, прежде всего – США. Как следствие – отсутствие потребности в собственных прогнозах циклических колебаний: достаточно идти в кильватере ведущих центров, прежде всего, НБЭИ и ФРС, прогнозы которых становятся ориентиром для экономической политики США и многих стран. Учитывая, что именно НБЭИ уполномочено Правительством США выдавать официальную информацию о начале и окончании рецессии в американской, и поэтому – в мировой экономике. Хотя  такие прогнозы могут иметь и негативные последствия, открывая возможность вхождения стран в фиктивные кризисы, их игнорирование (в частности, Россией в настоящее время) также может приводить к таким последствиям.

Формирование мирового экономического центра с доминантой США связано с их экспансией, созданием транснациональными компаниями глобальной инфраструктуры, одним из ключевых элементов которой стало создание в 1913 г. ФРС. Поддержание этого статуса требовало системных исследованиях циклических колебаний в экономике, их учете в экономической (особенно – денежно-кредитной) политике. В итоге в 1920 г. У. Митчеллом, основателем гарвардской школы экономики – «циклического» направления американского институционализма, создано НБЭИ, разработаны первые прогнозы количественного роста, создан инструментарий для решения экономических проблем, положившие начало эконометрике и исследованиям циклических колебаний, в том числе у Р. Фишера, Р. Фриша, М. Калецкого, Я. Тинбергена.

Со временем НБЭИ стало одним из влиятельных центров мировой экономической мысли и политики - с участием С. Кузнеца, М. Фридмана и П. Кругмана, членов президентского Совета экономических консультантов, определяющих основные направления экономической политики США, во многих случаях – и экономической политики большинства стран мира. В исследованиях НБЭИ участвуют представители ведущих университетов США, крупных экономических и деловых кругов, особое внимание уделяется организации их взаимодействия между собой, с государственными и правительственными структурами для актуализации научных исследований. В конечном счете, НБЭИ является не только достаточно авторитетной научно-прикладной структурой, но и крупной дискуссионной площадкой, на которой вырабатывается глобальная экономическая политика.

Ключевым способом модернизации и экспансии США стали стратегическое планирование и государственное регулирование – мировых трендов с 20-х гг. XX в. Циклический подход У. Митчелла стал основой создания Национального планового бюро, социального контроля над экономикой. На такой основе возникла в 30-е гг. кейнсианская концепция регулирования и антикризисной политики. Еще в 1926 г. У. Митчелл выступил в поддержку планирования общественных работ и организации единой государственной службы прогнозирования. В ходе «нового курса» Ф. Рузвельта У. Митчелл способствовал созданию Совета национальных ресурсов США как центрального органа государственного регулирования экономики. Антикризисная политика неизбежно включала более или менее жесткий элемент планирования, связанный с циклическими колебаниями.

Тогда же началось формирование в СССР системы стратегического планирования – с принятием в 1920 г. плана ГОЭЛРО и созданием в 1923 г. Госплана, с началом формирования с 1928 г. 5-летних планов развития, модернизации экономики – индустриализации, а также социально-экономической экспансии на евразийском континенте. Очевидно, что «пятилетки» в СССР имели прямую аналогию с 4-5-летними деловыми циклами У. Митчелла. Такая синхронность во многом отражала тот факт, что СССР изначально выстраивался по аналогии с США, а формируемые ими мировые тренды (в конкурентной борьбе за мировое лидерство) генерировались в период Великой депрессии 1929-1933 гг. В том числе в рамках стратегического планирования – как элемента антикризисной политики и формирования «социального государства».

Претендуя на одну из мировых центров экономики и политики, Россия обязана иметь конкурентный аналог крупных мировых центров исследований циклических процессов в экономике и политике, прежде всего, НБЭИ США. Такой аналог должен иметьнаучно обоснованные рейтинговые функции в области циклических колебаний (датировок кризисов и подъемов, переломных точек таких колебаний) и антикризисной политики, обеспечивающий переход к новой экономической парадигме и модели управления на всех уровнях. Учитывая, что потребность в таком аналоге существует как у государства, так и у корпораций – крупных, средних и малых, включая их транснациональный формат. Создание в России такого аналога позволит избежать многих ошибок в управлении и потерь, особенно, при сохранении угроз периодических мировых экономических кризисов.

Отсутствие адекватного реагирования на кризисные процессы в экономике в России на всех этих уровнях – национальном и транснациональном - связано с отсутствием объективной и системной аналитической и прогнозной информации, приспособленной к анализу и прогнозированию циклических и нециклических колебаний. Отсутствие полноценного набора качественных долгосрочных временных статистических рядов реального и финансового секторов экономики, средних опережающих, совпадающих и отстающих индикаторов не регулярность и несвоевременность сбора статистических данных, отсутствие их постоянного мониторинга препятствуют теоретическим и эмпирическим исследованиям. И неизбежно станет препятствием для разработки Стратегии 2030, которая должна осуществляться с учетом циклических процессов.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.