СВЕДЕНИЯ ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Заголовок

Новости

Интервью "России необходим Институт экономических циклов и кризисов"

17 Марта2016
Интервью "России необходим Институт экономических циклов и кризисов"

8 апреля 2016 г. в РАНХиГС Российско-итальянский центр проводит круглый стол "Исследования экономических циклов и кризисов в России" с участием ведущих специалистов в области длинных и коротких (деловых и конъюнктурных) экономических циклов и кризисов. Модератор дискуссии - заместитель председателя Внешэкономбанка Клепач А.Н. В модерировании дискуссии примут также участие академики РАН Ивантер В.В., Аганбегян А.Г. и Глазьев С.Ю. По мнению научного руководителя Российско-итальянского центра Айрапетяна М.С., высказанного им в эксклюзивном интервью, отсутствие в России Института экономических циклов и кризисов, системных научно-прикладных исследований экономических циклов и кризисов, общее доминирование на практике произвольных трактовок переломных точек экономической динамики, как и условий и механизмов выхода из кризиса и генерирования оживления – одна из ключевых проблем экономической политики в России на государственном, корпоративном и транснациональном уровне.

- Мамикон Сергеевич, в чем состоят главные цели проводимого круглого стола?

Исследования экономических циклов и кризисов – одно из основных направлений деятельности Российско-итальянского центра РАНХиГС. Прежде всего – в рамках научно-образовательного проекта "Антикризисная политика в глобальном мире. История и современность". В сложившихся кризисных условиях в экономике России такие исследования необходимо актуализировать – и не только в теоретическом, но и в прикладном плане – как фундаментальных, на мой взгляд, основ экономической, в том числе антикризисной политики. И это – главная цель проводимого круглого стола. Российско-итальянский центр планировал обсудить эти вопросы в прошлом году, но решение о проведении круглого стола было принято после публикации моей статьи "О необходимости исследований циклических колебаний в экономике" в издании Государственной Думы 2015 г. "О мерах по преодолению кризисных процессов в экономике России".

На мой взгляд, актуализация таких исследований должна происходить именно в РАНХиГС, как научно-образовательной структуры при Президенте Российской Федерации. Особенно – в контексте специальной подготовки государственных служащих, преимущественно - высшего и среднего уровня управления, которые, в принципе, не учитывают (в силу определенных объективных и субъективных особенностей управления) наличие циклических колебаний в экономике и политике, а также целого комплекса связанных с ними сложных социально-политических проблем. Такая актуализация позволит привлечь внимание к этим вопросам на достаточно высоком государственном уровне, без которого, следует откровенно признать, эффективность усилий в этом направлении является крайне низкой. Надеюсь, что круглый стол по этим вопросам в РАНХиГС даст толчок для систематизации в России исследований экономических циклов и кризисов. 

- Какие основные вопросы и проблемы планируется обсудить на круглом столе? 

В ходе дискуссии, в которой примут участие ведущие российские ученые-экономисты и специалисты в области циклических исследований, планируется обсудить три главных вопроса. Во-первых, современное состояние и научно-экспертный потенциал исследований экономических циклов и кризисов в России. Во-вторых, применение исследований экономических циклов и кризисов в целях анализа и прогнозирования мировой и российской экономики. В-третьих, соответствие российской статистики целям исследований экономических циклов и кризисов и их прикладного применения. Напомню, что в январе 2012 г. мы, совместно с Аналитическим управлением Аппарата Государственной Думы, уже проводили аналогичное мероприятие на Гайдаровском форуме – круглый стол "Экономическая политика и модернизация в условиях циклических колебаний". К сожалению, нам не удалось тогда реализовать в полной мере поставленные задачи.

Тем не менее, многое было сделано в этом направлении. Так, был опубликован ряд статей по этой тематике. Прежде всего – "Глобальный мир: между Сциллой и Харибдой экономических и политических циклов" (2014), "Циклическая "структурная революция" 2007-2011 гг.: смена трендов мировой экономики и политики" (2014), "Экономика России: "долгий кризис" и стратегия прорыва" (2015). В 2013-2014 г. в РАНХиГС в рамках государственного задания были сделаны две крупные научно-исследовательские работы: "Циклические колебания в мировой экономике и антикризисная политика России (развитие в условиях глобализации экономических кризисов)", а также "Опыт анализа и прогнозирования циклических колебаний в экономике (на примере Национального бюро экономических исследований США – в приложении к антикризисной политике России)". Более чем уверен, что мои коллеги по круглому столу 2012 г. сделали не менее этого.

Нынешний круглый стол – это новая попытка обратить внимание на проблему. Еще в августе 2011 г. в обращении к В.В. Путину, тогда Премьер-министру России, я предлагал институционализировать в России исследования экономических циклов и кризисов. Однако предложение осталось невостребованным. Дело в том, что потребность в таких исследованиях проявляется, как правило, в кризисные периоды. В 2012 г. мировая и российская экономики вышли из кризиса. Поэтому потребность в исследованиях циклов и кризисов временно отпала. Но за 2013-2015 гг. социально-экономическая ситуация в России изменилась – экономика России вошла в рецессию, секторальные санкции западных стран усилили негативные тенденции. В мировой экономике – рост, хотя и невысокий, напротив, продолжался. Между российской и мировой экономиками произошел "парадигмальный разрыв", российская и мировая экономика разошлись в трендах.

- Что же необходимо делать в такой сложной ситуации "парадигмального разрыва"?

Участники дискуссии выразят на круглом столе свое видение проблем, полагаю – сквозь призму экономических циклов и кризисов. Позволю себе выразить собственную позицию общего характера. На мой взгляд, при всех различиях в понимании причин и особенностей кризисных, в целом - циклических процессов в мировой и российской экономике, в сложившихся условиях требуется широкомасштабная дискуссия по этим вопросам. Необходимо выработать некоторый общий подход, который должен найти выражение, в конечном счете, в Стратегии социально-экономического развития России до 2030 г. Такая стратегия должна быть – несмотря на все сложности и волатильность в российской экономике – разработана в ближайшее время. Иначе, отставание российской экономики от мировых трендов (прежде всего, в области научно-технического развития и человеческого капитала) существенно, а, возможно, и необратимо, усилится. 

Очевидно, что такая стратегия должна быть основана на системных и комплексных прогнозах, так как приемлемые для России темпы экономического роста (5-6% в год) зависят, прежде всего, от адекватности экономической политики, выстраиваемой на достаточно точных оценках и прогнозах мировой и российской экономики. Мировой же, в том числе российский опыт последних кризисных лет показал всю сложность прогнозирования начала и окончания кризисов в экономике, их переломных точек. В ходе кризиса 2008-2009 гг. финансово-экономические ведомства России - министерства экономического развития и финансов, а также Банк России, многократно (во многом – наугад, без каких-либо научных обоснований) меняли свои прогнозы в ту или иную сторону. Причем, эти прогнозы, как правило, повторяли прогнозы глобальных структур – Национального бюро экономических исследований (НБЭИ) и Федеральной резервной системы (ФРС) США.

- Как обстоят дела с прогнозами в настоящее время, в условиях текущего кризиса?

Сейчас финансово-экономические ведомства и Банк России включились в режим сверхкраткосрочного управления и фактически потеряли ориентиры развития мировой и российской экономики. Особенно с 2014-2015 гг. – в отношении курса рубля, цен на основные экспортные товары (нефть, газ, металл), объемов вывоза капитала, инфляции, доходов и расходов государства. Связано это с тем, что значения и динамика этих параметров не находятся в целом под внутренним контролем, а формируются, главным образом, на транснациональном уровне. Между тем, экономика России не представлена на этом уровне в достаточной мере. И это отражается не только на противоречивости прогнозов, датировок циклических процессов, но и приводит к управленческим ошибкам и социально-экономическим потерям. Сохранение такой ситуации не позволит выработать адекватную концепцию развития страны, как и Стратегию 2030. 

Зависимость экономики России от внешнего спроса на сырье и мировых трендов, формируемых мировыми экономическими центрами, прежде всего – США, является одной из причин отсутствия в России потребности в собственных прогнозах циклических колебаний. Достаточно идти в кильватере ведущих центров, прежде всего, НБЭИ и ФРС, прогнозы которых становятся ориентиром для экономической политики не только США, но и многих стран, в том числе России. Учитывая, что именно НБЭИ уполномочено Правительством США выдавать информацию о начале и окончании рецессии в американской, поэтому – в мировой экономике. Хотя такие прогнозы могут иметь негативные последствия, открывая возможность вхождения стран в фиктивные экономические (преимущественно - финансовые) кризисы, их игнорирование (в частности, в России) также может приводить к таким последствиям. Пассивность в прогнозах циклических процессов, их фактическое отсутствие не позволят экономике России выйти из текущего кризиса в полноценной мере, обеспечить устойчивый и долгосрочный рост.

Также очевидно, что в настоящее время ситуация меняется – кризисные процессы в экономике России последних 2-3 лет, западные секторальные санкции привели к острой необходимости в развитии внутреннего рынка, мобилизации внутренних, в том числе резервных источников инвестиций и спроса. При том, что одним из ключевых субъектов и драйверов этих процессов должен стать малый и средний бизнес – как важнейший индикатор "совокупной экономической активности и пассивности" и трендовых переломов в динамике экономических циклов, а именно: наступления и завершения кризисов и подъемов. В таких условиях в России неизбежно понадобятся собственные – национальные центры исследований экономических циклов и кризисов. Создание, более того – эффективность таких центров потребует, в свою очередь, достаточно мощного усиления транснациональной ориентации российской экономической системы.  

- Каким образом сочетаются циклические исследования и экономическая политика?

Рассмотрим пример США. Формирование в XX в. современного мирового экономического центра с доминантой США связано с их экспансией, созданием транснациональными компаниями (начиная с конца XIX в. – «первого поколения» ТНК) глобальной (в том числе военно-политической) инфраструктуры, одним из ведущих и ключевых элементов которой стало создание в 1913 г. ФРС. Важно то, что поддержание этого статуса требовало системных исследований циклических процессов, а также их учета в экономической (особенно – денежно-кредитной и бюджетной) политике, направленной на глобальное научно-техническое лидерство. В итоге в 1920 г. У. Митчеллом, основателем гарвардской школы экономики – циклического направления институционализма, и было создано НБЭИ, разработаны первые прогнозы количественного роста, создан инструментарий, положивший начало прикладным исследованиям циклических колебаний.

Со временем НБЭИ стало одним из влиятельных центров мировой экономической мысли и политики - с участием нобелевских лауреатов в экономике, членов Совета экономических консультантов при Президенте США, определяющих основные направления экономической политики США и многих стран мира. Главным образом – через денежно-кредитную и бюджетную (долговую) политику. При этом в исследованиях НБЭИ, финансируемых как государственными, так и корпоративными структурами США, участвуют представители ведущих университетов и экономических школ США, широких деловых кругов. В конечном счете, НБЭИ стало площадкой, на которой вырабатывается глобальная экономическая политика, влияющая, в том числе и на экономику России, зачастую – в негативном контексте, в дезориентации, как указано выше, видения "картины мира". Совершаемые вследствие этого ошибки в управлении, в том числе в России, начинают прогрессивно самовоспроизводиться, увеличивая, соответственно, потери не только в экономике, но и в социально-политической сфере.

- Существует ли в России сейчас реальная потребность в циклических исследованиях?

Претендуя на роль одного из мировых центров экономики и политики, Россия обязана иметь конкурентный аналог мировых центров исследований циклических колебаний, прежде всего, НБЭИ. Такой аналог должен иметь рейтинговые функции в области датировок кризисов и подъемов, переломных точек таких колебаний и антикризисной политики, обеспечивающий переход к новой экономической парадигме, сближения с общемировыми трендами. Создание такого аналога позволит избежать многих ошибок в управлении и потерь, особенно при сохранении периодических экономических кризисов, нестабильности в мировой и российской экономике, необходимости ее модернизации. Управленческие решения и экономические программы на всех уровнях управления – государственном, корпоративном и транснациональном – не могут считаться адекватными и эффективными, если приняты без учета циклических процессов в экономике и политике.

Потребность в таких исследованиях существует на всех уровнях управления в России, хотя во многом и не осознана. Одна из причин нереализованности такой потребности – отсутствие постоянно воспроизводимого информационно-аналитического материала для анализа и прогнозирования циклических и нециклических колебаний, позволяющего формировать адекватную экономическую политику. Отсутствие качественных долгосрочных статистических рядов, выверенных опережающих, совпадающих и отстающих индикаторов, нерегулярность и несвоевременность сбора (во многом – недостоверность) статистических данных, отсутствие их постоянного официального независимого мониторинга препятствуют теоретическим и прикладным исследованиям. Сохранение такого положения неизбежно станет препятствием для разработки Стратегии 2030, которая обязательно должна осуществляться с учетом циклических процессов.

- Возможен ли учет циклических процессов в России в современных условиях?

Весьма сложно, учитывая вышеизложенное. Такой учет – это достаточно «тонкий» механизм, требующий постоянной настройки всех уровнях государственного и корпоративного управления. В конечном счете, во многом, в решающей степени – на транснациональном уровне управления. Начиная с конца XIX– начала XX вв. – генезиса транснациональных корпораций и транснационализации денежно-кредитного и бюджетного механизма, многократного доминирования финансового сектора экономики над реальным сектором. Без такой настройки любая – классическая и неоклассическая, кейнсианская и неокейнсианская, правая и левая экономическая политика имеет низкую эффективность, причем в рамках краткосрочного периода. В этом и состоит одна из причин низкой эффективности антикризисной политики в России – все меры политики известны, теоретически разработаны, но реализовать их в полной мере невозможно. 

В действительности, антикризисная политика – это не просто набор мер, по сути, стандартных и апробированных в мировой экономике, в том числе в экономике России. Напротив, антикризисная политика – это весьма сложный комплекс периодически воспроизводимых решений на государственном, корпоративном и транснациональном уровне управления, связанных с глобальной проблематикой и действием достаточно жестких (детерминированных временем) закономерностей. Глобальных трендов, обусловленных множеством факторов исторического – цивилизационного характера, выявляющих философией истории и определяющих циклические колебания в экономике. Соответственно, эффективность такой политики зависит от постоянной "перенастройки" на такие колебания.

- Как должна быть изменена экономическая политика России в этом контексте?

Следует учитывать, что в рамках "циклической революции" в мировой экономической и политической мысли, которая имела место на рубеже XIX-XX вв., синхронно сложилось два крупных направления исследований циклических колебаний и экономических кризисов. Первое – американское – институционально представлено с 1920 г. НБЭИ. Это во многом обусловило доминирование "4-5-летних циклов деловой активности" У. Митчелла, американской модели анализа и прогнозирования экономики, доминирование США в мировой экономике, и поэтому – формирование современного мирового экономического центра во главе США. Второе – российское – до сих пор не имеет институционального представительства, хотя и представлено такими крупными, с мировыми именами учеными, как М. Туган-Барановский, М. Бунятян и Н. Кондратьев. В СССР исследования циклов оборвалась в 30-х гг. и были частично возобновлены лишь в конце 80-х гг. 

Ничем не оправданное 100-летнее отсутствие российского аналога НБЭИ, идеологизированный подход к циклическим колебаниям и кризисам, практикуемый в СССР и России (особенно, в части преувеличения значения для таких колебаний и кризисов внешних и случайных факторов), не позволяет выстраивать адекватную экономическую политику. На мой взгляд, необходимо окончательно ликвидировать ключевые причины взрывного (революционного) характера кризисных процессов в России (прежде всего, как в 1917 и 1991 гг) – "отложенных" кризисов, связанных с традиционным антикризисным – антициклическим (линейным – прогрессивным, ориентированным на непрерывный рост) подходом к экономическому развитию. Это, в конечном счете, и должно быть положено в основу создания российского аналога НБЭИ США – институционального представительства российской традиции исследований экономических циклов.

В настоящее время создание в России такого аналога – это не только вопрос чисто научный или прикладной. Это - вопрос престижа российской экономической науки в мире, поскольку российская традиция циклических исследований – это одна из немногих традиций в российской экономической науке, которая сохранилась в течение более чем 100 лет (начиная с 1890-х гг.). Создание такого аналога на основе этой традиции сразу же поднимет российскую экономическую науку на мировой уровень. Так или иначе, в современных условиях, когда достигнуты пределы допустимой неопределенности и волатильности прогнозов социально-экономического развития России, следует перенести акценты в дискуссиях по этим проблемам на площадку экономических циклов.

- Реализация такого проекта требует серьезного финансирования. Каковы его источники?

Да, это требует финансирования. Идеальный вариант – это, конечно, государственное и корпоративное финансирование, контракты на исследования (так, основной заказчик НБЭИ – Министерство торговли США, и это – как минимум). Надеюсь, что значимость проекта позволит их получить при поддержке секции экономики ООН РАН и руководства РАНХиГС. В реальности же, на сегодня есть два источника для продвижения проекта: курсы повышения квалификации и мастер-классы по этим проблемам. Их можно проводить в РАНХиГС силами ученых и экспертов, специализирующихся по этим проблемам. В частности – в рамках аккредитованной в РАНХиГС программы "Антикризисная политика в глобальном мире" для управленческих кадров государственных и корпоративных структур. 

В процессе обучения на этих курсах слушатели могут приобрести системные и комплексные теоретические и прикладные знания в следующих областях. Во-первых, в области глобального сравнительно-исторического подхода для анализа и оценки мировой и национальной экономики и политики. Во-вторых, в области анализа и прогнозирования циклических и нециклических колебаний в мировой, в том числе российской экономике. В-третьих, в области антикризисной внутренней и внешней экономической политики в современном глобальном и нестабильном мире. И, наконец, в-четвертых, получить знания по части принятия ответственных решений в условиях сохранения перспектив новых и новых периодических кризисов в экономики и политике. 

Отмечу также, что данная образовательная программа имеет ряд новых для российского экономического образования особенностей. Во-первых, это – курс по истории и почти «вековому» опыту работы одного из крупных и авторитетных мировых центров исследований циклических процессов – НБЭИ США. Во-вторых, курс по истории российской школы исследований циклических процессов, одной их ведущих традиций на рубеже XIX-XX вв. В-третьих, это - курс по истории исследований экономических циклов в 20-50 гг. XX в. в рамках Русской академической группы в Париже. В-четвертых, курс по подготовке специалистов для российского аналога НБЭИ – с опорой на российскую традицию. Разумеется, могут быть и другие спецкурсы в рамках этой программы.

- Почему до сих пор в России не институционализированы циклические исследования?

Главные причины этого связаны с универсальной для мировой истории дихотомией "политическая власть – политическая оппозиция", с особенностями как борьбы за власть, так и борьбы за удержание власти. Как следствие этого, с особыми для власти и оппозиции подходами к циклическим процессам. Так, любая власть для сохранения властных полномочий, стремится завышать достигнутые и прогнозируемые в период ее правления значения социально-экономических параметров. Поэтому основа ее политики – это "концепция подъема" и тактическое отрицание кризиса. Напротив, любая оппозиция – для сохранения идентичности и прихода к власти – стремится занижать достигнутые и прогнозируемые властью значения социально-экономических параметров. Поэтому основа декларируемой оппозицией политики – политики, которую следует проводить в текущий период – это "концепция кризис" и тактическое отрицание подъема. 

Со сменой местами власти и оппозиции подход к циклическим процессам не изменяется, и это нормальное, объективное состояние в мировой истории и в любых странах. Меняются лишь формы концепций и степень их гипертрофированности. В России (как и ранее – в СССР) уровень гипертрофированности таких концепций достаточно высокий, что блокирует возможности адекватной экономической – антикризисной политики и эффективного долгосрочного развития. 

- Полагаете, что эти противоречия непреодолимы? Какой же выход из такой ситуации?

Да, такие противоречия, в принципе, непреодолимы. В силу того, что в обоих этих случаях имеет место объективное и вынужденное отрицание – и властью, и оппозицией (как правой, так и левой ориентации) – любых, тем более, периодических и детерминированных (неизбежных даже при абсолютно "правильной" политике) экономических циклов. Поскольку признание таких циклов – как единых временных систем, включающих периоды и подъема, и кризиса на достаточно коротких исторических периодах – означает потерю ими собственной идентичности. Такое отрицание и проявляется в произвольных трактовках и властью, и оппозицией любых периодов развития, их ритмов и режимов, переломных точек – в зависимости от политической целесообразности. Что в целом ставит под сомнение возможность объективного статистического подхода к исследованию экономических циклов. И, более того, по причине неполноты информации

Выход из ситуации состоит в систематизации циклических исследований в рамках специальной структуры – институционализации российской традиции. В этом случае циклические исследования будут выступать в качестве независимого индикатора, "третьей стороны" в различных подходах власти и оппозиции, позволяя им сохранять собственную идентичность. При этом власть и оппозиция будут "сверять" свои модели социально-экономического развития и политики с таким "средним" индикатором, в более полной мере отражающем объективную реальность. Учитывая весьма низкий в России уровень доверия к современным (условно) левым и правым моделям, как и их достоверности, такой индикатор мог бы выступить своеобразным балансирующим фактором между ними.

Именно поэтому важно определить существующий в России потенциал в области таких исследований, создать для этого единую площадку в РАНХиГС – на базе Российско-итальянского центра. Для этого и планируется рассмотреть на круглом столе следующие вопросы. Во-первых, формирование научного и прикладного направления - "Экономические циклы и кризисы". Во-вторых, учреждение периодического научно-прикладного журнала "Экономические циклы и кризисы: теория и практика". В-третьих, выпуск в 2016 г. первого номера журнала "Экономические циклы и кризисы: теория и практика". Конечно, идеальным вариантом стало бы создание в РАНХиГС Института экономических циклов и кризисов, который обеспечил бы решение достаточно широкого круга вышеизложенных научно-исследовательских и образовательных задач, подготовил бы почву для создания при Президенте Российской Федерации соответствующей структуры. 

- И последний вопрос, Мамикон Сергеевич. Почему этими вопросами занимается Российско-итальянский центр?

Причин несколько. Выход России на транснациональный уровень, необходимый для роста эффективности экономической политики, требует конкретных механизмов и субъектов реализации. Италия – традиционный для России стратегический партнер с многовековой историей сотрудничества. Сохранение и развитие такого партнерства, как одного из эксклюзивных механизмов глобального партнерства – главная задача Российско-итальянского центра. Учитывая, что ключевым условием реализации таких механизмов и партнерства, выстраивания устойчивых российско-итальянских, как и в целом - российско-европейских, и российско-американских отношений является генерирование в России долгосрочного экономического роста для обеспечения ее глобальной и региональной безопасности. Но такое генерирование невозможно при игнорировании в России множества проблем периодических экономических циклов и кризисов. 

Следует учитывать также вклад итальянских мыслителей и ученых в изначальную постановку и решение этих проблем в контексте философии истории и цивилизаций. Прежде всего, Н. Макиавелли на рубеже XV-XVI вв. и Дж. Вико на рубеже XVI-XVII вв. Кроме того – вклад в теории политических циклов - "теории элит" В. Парето и Г. Моска. Также "выходцев" из "циклической революции на рубеже XIX-XX вв.". Не менее значительным является вклад в решение этих проблем Л. Брентано, научного руководителя М. Бунятяна. Из современных ученых-экономистов – Нобелевского лауреата Ф. Модильяни. Так или иначе, все они являются "последователями" Н. Макиавелли и Дж. Вико, в целом – древнеегипетских религиозных концепций (что и не скрывал сам Дж. Вико). Именно поэтому циклические концепции, включая различные концепции деловых и жизненных циклов, это, в конечном счете, модификации религиозных концепций (в контексте "умирающего и воскресающего бога"). И это – одна из причин "вечности" как циклических, так и религиозных концепций. Но это уже несколько иная история.

Партнеры и коллеги




        

        

ВСЕ ЛЮДИ ОТ ПРИРОДЫ СТРЕМЯТСЯ К ЗНАНИЮ

Аристотель, Метафизика

Контакты

ДИРЕКТОР
Директор - научный руководитель:
Айрапетян Мамикон Сергеевич
доктор экономических наук, профессор

Заместитель директора:
Алещенко Наталья Евгеньевна




ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Адрес: 119571, Москва, пр-т Вернадского 82,
корпус 2, этаж 2, офис 214

Телефон: +7 (916) 958-30-39
E-mail: rus-ital-center-emba@ranepa.ru
aleshchenko-ne@ranepa.ru
Написать